ГЛАВА 7

Теги: Окриджская партия зеленых, пурпурный квадрат , МИФИ, юмор и перлы народные, политика и отношения,образование и обучение

ГЛАВА 7.

О русских в Америке и умении драться

Вячеслав Прокопенко, преуспевающий владелец крупной американской компании, занимающейся разработкой специализированных пакетов обслуживания для госпиталей, чувствовал себя этим вечером удивительно хорошо.

Сдача проекта прошла замечательно. Въедливый клиент был, наконец, доволен, контракт на обслуживание подписан на два года вперед. Следующий проект должен быть готов через три месяца, но шел на удивление гладко, так что больших проблем не ожидалось.

"Не прошло и четырех лет, - удовлетворенно подумал он, - как мы, наконец, организовались и начинаем работать близко к идеальному сценарию. Если так дело и дальше пойдет, то я и в отпуск смогу выбраться. Зимой в Колорадо, например".

Он представил себе бонтонный Вейл, который так любил за мягкость и непредсказуемость склонов и задумчиво улыбнулся.

Когда четырнадцать лет назад он улетел в Америку на весьма скромную зарплату по тамошним меркам, но сумасшедшую по русским тех лет, он и подумать не мог о Вейле. Дороговато было. Да что там дороговато, просто не по карману и все...

Ванька, который решительно уехал вслед за ним, тоже переживал. Все студенческие, а потом и аспирантские зимы они проводили или на Чегете, или в Карпатах, а в том штате, где они оказались в Америке, мало того, что глубокий юг и зимы практически не бывает, даже легкий снегопад воспринимается как городское бедствие, так еще и ехать куда-то посевернее в те времена бюджет не позволял.

Ничего, выжили, выкарабкались как-то. Пожили и по апартментам - съемным квартирам, покатались на старых машинах, и отдыхать ездили на Атлантику - семь часов езды туда и семь обратно. Но весело было, и компания была замечательная, и люди хорошие. Тогда только стали открывать двери на Запад и образованные контрактники из России хлынули в Америку рекой. Физики, биологи, химики, математики и, конечно, программисты. Вот и они с Ванькой были программистами. На их счастье, фирма, которая их пригласила, не развалилась, а даже напротив, поднялась. Купила ее более крупная контора, и обломилось им счастье: каждому сотруднику были выданы пакеты акций их компании по символической начальной цене. Была середина девяностых, цена акций, связанных с программным обеспечением, Интернетом и прочими модными делами, резко пошла вверх, и, продав свои пакеты, они неожиданно разбогатели. Впечатлительный Ванечка ушел из компании и нашел себе работу в государственной конторе в штате Вирджиния, ближе к океану, благо к тому моменту грин-карты у них уже были. Купил здоровенный дом о трех этажах, с видом на реку и бассейном, и начал жить в свое удовольствие. Не было практически мало-мальски известных мест в Америке, где он не побывал бы вместе с сыновьями. В гольф Ванька, правда, так и не полюбил играть, зато он теперь приноровился зимой в Европу ездить.

- Может все-таки, не в Колорадо, а в Андорру съездить с Ванечкой. Или в это модное место во Франции, как его, Куршавель? - задумался Вячеслав. - Нет, ну его к чертям, там одни пижоны. Хотя горы там неплохие.

Пока Ванька наслаждался радостями жизни, Слава пошел другим путем. Сначала вложил полученный капитал в акции других компаний, и мало того, что наиграл большие деньги, так сумел еще и вовремя продать, до большого интернетовского краха, разорившего тысячи компаний и вкладчиков. Спас все до копеечки. Денег оказалось много и, хотя пример друга манил своей простотой, и даже можно было не работать до конца своих дней и жить в приятной неге где-нибудь на сказочных тропических Гавайях, шустрым мозгам покоя не было.

Он нашел пару инвесторов, уболтал их на великие дела, и задуманная им фирма медленно начала раскручиваться. Начинали в подвале его дома. Хороший был подвал, комфортабельный, с баней и бильярдом. Но до этих радостей руки у них не доходили, так как работали они по двенадцать часов в день, включая субботы и воскресенья. Прошло два года. В фирме было десять сотрудников и два клиента. Денег с трудом хватало на зарплату. И вот тогда в компанию пришел Майкл. Он был себе на уме, сметлив и невероятно обаятелен. Классический сэйлс-персон, продавец, короче говоря. Майкл мог продать что угодно и кому угодно. Суть проектов он ухватил быстро, презентации у него были блестящие и, что самое главное, знакомства в медицинских кругах тоже имелись. За короткий срок клиентов стало пять, а зарплата Майкла возросла вдвое.

Четыре года назад они перебазировались в Атланту, и теперь в компании работало сто пятьдесят человек, они подумывали о расширении, а обороты исчислялись десятками миллионов в месяц. Слава владел двадцатью пятью процентами акций и был счастлив. Он был очень занят, но это ему нравилось. Дома его никто не ждал, жил он один, если не считать любимого фоксхаунда Флера. Разные женщины периодически появлялись в его жизни, но времени на них катастрофически не хватало, а американские подруги этого не любят. Им уважение подавай, ласку и уход. А где время-то взять на такие серьезные отношения? Вот и сегодня, намечена встреча с симпатичной и неглупой Мелани, которую он встретил неделю назад на парти у одного из друзей. Будем надеяться, что в койке она также хороша, как обещает ее манящий взор. Если ухаживать по правилам - отвечать на звонки, звонить самому и приходить вовремя на свидания, может и продержимся пару месяцев. А, может, и нет... Сегодняшний вечер все покажет.

Вячеслав довольно улыбнулся и покачался в своем сером кожаном кресле с удобной спинкой. Стоящий на его рабочем столе компьютер издал пикающий звук, означающий, что пришел мейл. Слава поморщился. В день на его почтовый электронный ящик приходило до ста писем, и это при том, что весь спам - мусорные предложения, отсекались тут же. Любили клиенты писать письма, да и свои сотрудники тоже не забывали. Тяжела участь руководителя - все время разные проблемы надо разруливать. Он открыл ящик. Так и есть, десяток новых сообщений... Не подумав, машинально, кликнул последний мейл, тот незамедлительно открылся и Вячеслав остолбенел. Иначе это состояние и назвать было нельзя. Можно, конечно, но нецензурно.

Фотография. Она медленно раскрывалась на весь экран. Кровь... Какие-то два тела... С нарастающим ужасом он узнал Алешку в одном из лежащих на кровати. Вторая фигура была вроде бы женская. Он судорожно просмотрел сообщение дальше. Никакого текста или объяснения не было. Отправлено с какого-то неизвестного адреса в России. Забыв о восьмичасовой разнице во времени, он набрал московский номер телефона. Бывшая жена взяла трубку практически сразу.

- Что с Алешкой? - спросил он с ходу.

- Ох, Славка, пропал наш мальчик... С ним это и раньше случалось, я сначала не очень беспокоилась, - голос ее дрожал и прерывался, и помимо воли Слава почувствовал, что ему не хватает воздуха, - но прошло уже пять дней... Я не знаю, что и думать... Я собиралась тебе позвонить, но Гошка не велел тебя беспокоить раньше времени.

Она продолжала говорить, и Вячеслав отчетливо понял, что о фотографии ей ничего не известно. Он распрощался, решив немедленно перезвонить Георгию.

- Да, у них же два часа ночи, уже четверг, рабочий день впереди, неудобно, - подумал он, замер на секунду и решительно взял в руки трубку телефона. – Один раз за десять лет можно позвонить...

Федор еще плавал среди разноцветных звезд, когда почувствовал, что лежит на чем-то холодном и жестком, но уже хорошо, что горизонтальном. Потом стало понятно, что это какое-то замкнутое пространство, скупо освещаемое рассеянным лунным светом сквозь маленькое окошко под самым потолком. Затем он услышал невнятный шорох и слова, произносимые на английском, из которых он смог идентифицировать только часто повторяющееся и ставшее международным слово на букву "ф".

- Сердится кто-то, - медленно пронеслась первая здравая мысль в звенящей пустой голове. Он попытался повернуться, но не получилось - резкая боль пронзила все тело. Странно пахло в этом помещении – пылью, запустением, заброшенностью, но все перебивал тяжелый запах крови.

Саша осмотрелся. В призрачном свете он разглядел голые кирпичные стены, залитый бетоном грязный пол и старые тренажеры, сиротливо сгрудившиеся в углу. Похоже, что его привезли в чей-то подвал. Он вспомнил увлекательные сцены из популярных полицейских сериалов, сто раз виденные в детстве – там, в подобных помещениях, все время происходили какие-то неприятно заканчивающиеся события, и решил, что пора выбираться. Перекатился с боку на бок. Вроде ничего не болело, только голова ныла. Руки были связаны за спиной, а ноги в щиколотках. Долго размышлять на тему - Где это я? - ему не хотелось, поэтому он принялся освобождаться. Еще в детстве они с приятелями тренировались выпутываться из веревок, все фокусника Дэвида Копперфильда хотели если не посрамить, то хотя бы приблизиться к его умениям. Лучше всех получалось у Мэтта.

"И что он теперь делает? " - подумал Саша, вспоминая ноу-хау старого приятеля. Перевернулся на спину, поджал колени к груди, скривившись от боли, протащил связанные руки за спиной, самое тяжелое было втянуть таз между руками, ну а потом совсем легко и вот они ручки-то, прямо перед лицом. Дальше уже было проще, зубами, пальцами. Он помахал освобожденными руками взад-вперед, потрогал ноющую голову. Ничего страшного не нащупал, за исключением здоровой шишки. Обтерев вспотевшие ладони о рубашку, он принялся распутывать узлы веревок на ногах, и услышал слабое шевеление в противоположном углу.

- Кто там? - спросил он осторожно.

- И ты Брут, - загадочно ответили оттуда.

- Федор? - неуверенно продолжил Саша.

- Он самый.

- Как ты?

- Все бы хорошо, но, похоже, у меня рука выбита, - раздался спокойный голос.

Сашка торопливо отбросил свои веревки в сторону, подошел к Федору и, поругиваясь, развязал и его. Потом приказал расслабиться и осторожными, Федор даже подумал профессиональными, движениями, ощупал плечо, руку, пробежался пальцами по голове. Присвистнул.

- Что? - уточнил Федор. В глазах темнело, боль накатывала волнами, голова кружилась, и даже произведение арифметических действий в уме, что должно было по науке отвлечь полушарие, ответственное за боль, не сильно помогало.

- Перелома вроде нет, починю, но будет очень больно, - предупредил Саша, - а голова у тебя серьезно разбита, посмотри – ты весь в крови.

- Нормально, - мрачно ответил Федор. Вот тебе и Джеймс Бонд, прямо мастер на все руки. Отсутствие перелома на ощупь определяет.

- Это задний вывих предплечья. Конечно на рентген тебя надо, и вколоть побольше обезболивающего, - тихо говорил Сашка, видимо сам себя успокаивая. – Ладно, постарайся не кричать.

Он усадил Федора и попросил потянуть здоровой рукой за больную, ни в коем случае не сгибая ту в локте. Сам встал рядом и прихватил Федорову больную конечность. Раздался резкий щелчок, мгновенная боль пронзила тело с головы до пяток, Федор чудом удержался, чтобы не отлететь в небытие. Он покачал покалеченной рукой. Та повиновалась, но плохо...

- Ты что делаешь, - напустился Сашка на него. - Покой руке нужен, покой. Сейчас повязку смастерим, и все будет хорошо.

Он снял с себя гавайку, скептически осмотрел ее, и небрежно разодрал на широкие полосы.

- А лонгет... - задумался он. - Ну, ладно, потом сделаем. Еще и лед тебе неплохо бы, а то, как бы отек не начался.

- Ты врач? – спросил Федор.

- Кое-что могу... Надо рану на голове промыть. Тебе проти&#

Комментарии

Комментариев еще нет.
Добавить комментарий могут только авторизованные пользователи. Авторизоваться
Комментарий

Оценка





Авторизоваться через http://www.pvobr.ru
Логин
Пароль
Регистрация

Авторизоваться через соцсети
Наверх