ГЛАВА 4

Теги: Окриджская партия зеленых, пурпурный квадрат , МИФИ, юмор и перлы народные, политика и отношения,дистанционное обучение в москве

ГЛАВА 4.

О пользе служб безопасности и гончих псах

Георгий Георгиевич или ГГ, как звали его все окружающие, был разбужен посреди ночи заполошным звонком. Когда он услыхал Татьянин голос в трубке, то был несказанно удивлен - последний раз они созванивались почти год назад.

- Гоша, Гошенька, - почти прорыдала та в трубку, - я не знаю, что с Алешкой. Ой, как я боюсь... Мальчик мой, один у меня... Помоги, Гошенька...

- Подожди, Татьяна, не торопись. Что происходит? – оторопел Георгий.

- Лешка пропал... Мы с ним каждый день созваниваемся, а тут уже двое суток телефон не отвечает... В пятницу поговорили и все... А теперь уже понедельник... И в квартире его нет, и в коттедже, и на работе никто ничего не знает... Я не понимаю, что делать... Ты все можешь, помоги, Гошенька, - и она зарыдала.

Георгий пообещал разобраться и простился с обезумевшей женщиной. Стояла глухая ночь или раннее утро, кому как угодно, он позвонил начальнику своей службы безопасности и попросил собрать пять человек через час. Потер обросшие щетиной щеки и воспоминания нахлынули сами собой.

Георгий, Татьяна и ее бывший муж Слава были знакомы еще со студенческих лет. Потом Слава уехал в Штаты, и Гоша изредка перезванивался с Татьяной. Сын у нее благополучно перевалил период взросления, серьезно занимался бизнесом. Георгий помогал, чем мог, а мог он многое. Своих детей у него не было и иногда, глядя на Алексея, он ощущал почти отеческие чувства.

Татьянин сын был умен, хорошо воспитан и чайным бизнесом занимался с явной охотой. Он внимательно слушал ценные советы, исходящие от дяди Гоши и успешно применял их на деле. Георгий на первых порах много помогал ему – и с кредитом, и с арендой, и с поиском оптовых покупателей, а потом убедился, что мальчик оперился и выпустил его в самостоятельный полет. Деньги от прибыли по акциям Лешиной компании составляли небольшую долю в оборотах Георгия, но поступали они регулярно, что было приятно. Алексей очень уважал мнение старого отцовского друга и своего наставника, и часто рассказывал о своей жизни. Даже как-то показал фотографию своей невесты. Девушка Георгию понравилась – беленькая, хорошенькая, смутно напомнила ему кого-то, но друг Алексея Федор понравился ему еще больше. Спокойные ярко синие глаза, которые он не отводил при встрече с тигриным взглядом Георгия, глубокая внутренняя уверенность и достоинство, с какими он отвел заманчивое предложение, сделанное ему опытным бизнесменом – произвели впечатление даже на такого тертого по жизни человека, каким был Георгий...

- Интересный парень, этот твой Федор, - сказал он тогда Алексею, - но уж очень гордый.

- Разве это плохо? – ответил Алеша, и Георгий не нашелся, что ответить.

- И что такое могло произойти с парнем? Выходные... Ну, гуляет где-то. У подруги остался, дело молодое. А мать беспокоится, с ума сходит. Встретимся - буду ругаться немилосердно, - он покрутил головой и отправился на кухню, выпить чего-нибудь холодненького. Налил грейпфрутового сока и задумался.

Да уж, как жизнь интересно сложилась. Разбросало их дружную компанию по странам и континентам. Славик умчался в Штаты за признанием и деньгами, да и Ивана утащил туда же. Володя в Германии, возится с лазерами для медицины, Боб в туманном Альбионе химичит, и лишь один он, не сложившийся физик, остался на Родине и ворочает теперь свои миллионы с боку на бок.

И начиналось-то все так скучно в эти, давно покрытые пылью, девяностые годы. Компьютеры, поставки, клиенты. Собачья работа. Машины нет, о сотовых никто не слышал. Сначала сидишь на телефоне, как проклятый, уламываешь покупателя, потом мчишься по стылой и мокрой Москве на городском транспорте. Приемка товара, ночные растаможки и отправки грузов. Но деньги пошли, медленно поначалу, а потом стали прибывать. Какой был азарт тогда - бешеный, сумасшедший. "Я сумею, я вам всем докажу, я не пропаду в этой запутавшейся стране". Четыре года ушло на подъем. Двадцатичасовая работа в сутки принесла свои плоды, правда жена ушла, было немного обидно, но зато он стал полноправным компаньоном в той фирме, где начинал просто продавцом, а потом открыл свою фирму. Дело не обошлось, конечно, без маленьких хитростей, но ведь не обманешь - не продашь, да и не купишь тоже. Нашлась одна лазейка, потом другая, третья, и деньги потекли рекой. Налоговое законодательство в те времена было слабое, точнее сказать, его вообще не было. Проходили и такие смешные вещи, как открыть фирму-однодневку, слить бабки, выдать кредит какому-нибудь подставному лицу на сотни тысяч баксов, и ликвидировать выполнившую свое предназначение компанию. Потом пошли оффшоры, вот уж где повеселились... Много было хороших игрушек в те времена - дома, квартиры, машины, шмотки из Лондона, дорогие женщины - и на все это нужны были большие наличные деньги, но лет через шесть он насытился, да и законы стали строже. Георгий понял, что с детскими играми пора завязывать, и начал вкладывать деньги в промышленность.

Он был, конечно, не олигарх. Пролетел мимо нефтяных скважин и алюминиевых россыпей в свое время, ростом тогда не вышел, но был вхож в лесопромышленные и металлургические круги. Владел, в общем, заводами. Газет и пароходов пока не наблюдалось, но какие наши годы.

В его хозяйстве все было отлажено и структурировано. Как у каждого приличного бизнесмена, имелась и у него своя охранная система. Ее возглавлял солидный и толковый полковник из бывших служб безопасности Игорь Петрович Серпунов. Жаловаться на него Георгию пока не приходилось.

Безопасность - дело весьма ответственное и понятие сильно растяжимое. Если это касается самого шефа и его сотрудников - это чисто физическое понятие, достаточно легко осуществляемое. Внутренняя безопасность - более тонкое понятие, а уж внешняя, конкуренты зубастые, совсем тончайшая. Приходилось периодически улаживать разные проблемы, но служба безопасности всегда была на высоте, зря, что ли, столько шпионских прибамбасов купили, да и ребятки подобрались неплохие, тренированные.

Прошло сорок минут и в дверь позвонили. Шелестя мокрыми плащами, ввалилось пятеро крепких мужиков. Георгий включил электрический чайник, достал хлеб, банку черничного джема, тонко нарезанную ветчину. Сотрудники присели к большому стеклянному столу и выжидающе посмотрели на него.

- Итак, дело в том, что... - начал он и объяснил про пропажу. Дал адрес, сказал:

- Разберитесь. Звоните, я не сплю.

Ребята допили кофе и исчезли.

Ровно через час они вернулись обратно. Старший, избегая смотреть Георгию в глаза, протянул глянцевую фотографию и листок.

- Дома никого нет. Следов борьбы или насилия не обнаружено. Документов, кошелька, машины нет. А это мы под кроватью нашли.

ГГ взглянул на фотографию и похолодел: на ней, крупным планом, был снят Алексей, лежащий на кровати и рядом с ним окровавленный труп светловолосой девчонки. И нож... Георгий ошарашено взглянул на Игоря Петровича, начальника службы безопасности. Тот стоял спокойно, карие глаза выражали полную преданность и сочувствие начальству, только темные усы воинственно топорщились под носом.

- Еще и письмо есть, - добавил он, протягивая небольшой листок.

Буквы плясали у Георгия перед глазами, складываясь в странные слова "Не трогай того, что тебе не принадлежит..." и ничего больше.

- И что ты по этому поводу скажешь? - не сводя глаз с Игорева лица, спросил он.

- Влип, может, во что-нибудь ваш Алексей. Дорогу кому-то перешел, - предположил Игорь, стоя по стойке "смирно". - Будем думать, с оперативниками свяжусь.

- Жив? - спросил Георгий, неотрывно глядя на фотографию.

- Соседка видела его два дня назад, в субботу утром, выходящим из дома с желтым пакетом в руке. Его машины на стоянке нет. Уехал. Надо запрос сделать, может быть, его "Ауди" заметили на дорожных постах? Да, кстати, в его городской квартире мы, на всякий случай, Василия оставили.

- Коттедж проверьте, - посоветовал Георгий и отпустил сотрудников. - Работайте и держите меня в курсе.

Он прошел в кабинет, достал бутылку Хеннесси, подумал, что с такой жизнью точно никакого здоровья не будет, и, наполнив бокал для коньяка на четверть, помедлил секунду, задумчиво глядя на маслянистую жидкость, и щедро долил больше половины.

В десять часов утра в дверь кабинета постучали. Он повернулся в глубоком, мягкой телячьей кожи кресле, недоуменно посмотрел на пустую бутылку, стоящую на низком столике перед ним, спрятал ее под стол и грозно сказал: "Войдите!"

У вошедшего Игоря выражение лица было, как обычно, непроницаемым, но, по внезапно мелькнувшей улыбке, Георгий понял, что некоторый поворот в деле, несомненно, наметился. Может быть, он был и не прав, потому как перехватил взгляд сотрудника на замутненный хрустальный бокал, оставшийся на столе. Усмехнулся и поднял усталые глаза на Игоря.

- Чем порадуешь?

- Не знаю, к хорошему или к плохому, но, похоже, нашли мы одну зацепочку.

Он протянул хозяину свернутую газету. Тот взглянул поближе - очевидная желтая пресса, "Местные радости" или что-нибудь в этом духе, но в руки брать не стал, лишь спросил угрюмо: "Что там?"

- А вы сами посмотрите, вдруг увидите что-нибудь знакомое, - предложил Игорь.

Делать нечего, пришлось брать в руки гадкое издание. Он листал нехотя, глаз натыкался на предложения навязчивого и не очень секса, продажи новых и подержанных вещей, обещаний скорого и безвременного счастья, предсказаний мировых и личных катастроф, откровений крупных звезд и простых людей. Георгий поднял недоумевающие глаза на бывшего полковника.

- Страничку назад отлистайте, пожалуйста, - вежливо попросил тот.

Георгий послушно перевернул страницу. Посреди всякой ерунды он увидал крупный заголовок "Вампиры в Москве?" и внимательно прочитал статью. Автор подробно описывал, как сегодня утром жители домов, соседствующих с больницей на Н-ском проезде, были разбужены не свистом соловьев, а истошными криками, доносившимися с территории больницы.

"Какие соловьи в сентябре, совсем обалдели, - смятенно выдохнул ГГ. - Пишут, чего не попадя", - и продолжил чтение дальше.

Оказывается, когда самые смелые из жильцов вышли на улицу, крику прибавилось, да и было от чего. На скамейке, у входа в больничный морг, сидела мертвая девушка, вся в засохшей крови. На ее лице застыла странная улыбка. Больше всего свидетелей поразило, что рот и зубы у нее были также перепачканы кровью. В толпе быстро пошли толки о вампирах. Вызвали милицию. Ловкий автор, втершись в доверие к компетентным органам, узнал и может поклясться на библии, что в таком ужасном деле немаловажно, что труп трехдневной давности имел следы свежей крови на зубах.

Дальше пошли запугивания легковерного читателя всякими подробностями из жизни вампиров, написанные, надо отдать должное автору, в таких деталях, как будто он недавно пил с ними пиво в местном баре и они, по доброте душевной, все ему и рассказали.

На этой белиберде Георгий читать бросил и с недоумением посмотрел на Игоря.

- Да, ГГ, не выйдет из Вас разведчика, - посетовал тот.

- Хорошо, что из тебя вышел, - отпарировал ГГ. - Хватит загадок, рассказывай...

- Посмотрите на снимок, - начал сотрудник.

Фотография была эффектной. Самое-то с утра с бодуна разглядывать или вечерком, на сон грядущий, даже больше впечатлений будет. Лицо расплывчатое, но с зубов текло, это точно, в каком-то халате, вся в кровище.

- Не туда смотрите, на ноги посмотрите. Букву Н на лодыжке вид

Комментарии

Комментариев еще нет.
Добавить комментарий могут только авторизованные пользователи. Авторизоваться
Комментарий

Оценка





Авторизоваться через http://www.pvobr.ru
Логин
Пароль
Регистрация

Авторизоваться через соцсети
Наверх