Пурпурный квадрат - Пейте пиво пенное

Теги: Окриджская партия зеленых, пурпурный квадрат , МИФИ, юмор и перлы народные, политика и отношения,образование дистанционно москва

Пейте пиво пенное


В "Трех фазанах" царил уют и полумрак. Негромко звучала бардовская песня. Для занятий литературой наши друзья выбрали угловой столик, заказали пива, креветок и приготовились оттянуться по полной. Официантка Света не заставила себя долго ждать, и процесс сравнительного анализа пива "Балтика" и "Клинское" пошел.
- Неплохое пивко, - отдегустировал Слава. - Сегодня на работе читал онлайн-интервью с директором Очаковского пивзавода. Его один чувак спрашивает, "Правда ли, что в пиво добавляют соли вольфрама, чтобы пенная шапка была плотной и держалась долго?" От такого вопроса директор офигел. Говорит, многие версии слышал, чем разбавляют, но про вольфрам в первый раз.
- Да, в советское время мы знали, что в пивных пиво сначала разбавляют, а потом добавлют стирального порошка, - добавил Андрей. - Еще был вариант "Пиво сегодня свежее, поэтому буду не доливать!"
- Мне одна буфетчица..., - начал Борис.
- Марина?
- Неважно. Рассказывала, как они кофе с молоком готовили. Берем, говорит, гущу, оставшуюся от заварки черного кофе, кипятим ее, чтоб цвет отдала, потом кидаем туда пустые банки из под сгущенки, продолжаем кипятить, такой вот рецепт.
- А помните, - открыл вечер воспоминаний Леха, - пошли мы после практики в КПЗ отметить день знаний. На второй сидячий этаж была очередь, поэтому мы решили размяться в автоматах. Наливаем из одного, а его прорвало, не останавливается. Халява подскочила! Борис похватал кружек со столиков, целый поднос наполнили. Поднялись на второй этаж, креветочек заказали, а пива так много, что перед закрытием бара мы две кружечки продали посетителям. Вышли на улицу, а Андрюшу стошнило, видать ему кружка с "сифоном" попалась!
- Потом зимой хорошо сходили, - подхватил Андрей, - Славика чуть менты в луноход не посадили, а Бориска тогда напился до того, что скоммуниздил кучу алюминиевых вилок.
- Утром из-за них меня мать из дому хотела выгнать, - признался Боря. - Еле замирились. В итоге вилки отвезли на дачу. Уже после перестройки к нам залезли бомжы и утащили все вилки - лом цветных металлов. Как говорится, Бог дал, Бог взял.
- Недавно "Эфес" пил, понравилось, - поделился Слава.
- Да ты что, оно ж мальтозное пиво. На этикетку надо смотреть. Если мальтозное - на 3 буквы, - отрезал Борис.
- А что это такое?
- Мальтоза при ферментации крахмала получается, ее в дешевое пиво добавляют, еще животных кормят, однажды моей бабке цыгане банку меда продали - оказалось, от телят слили.
- Нет, это ты свистишь, - не согласился Алексей. - Не только в дешевое добавляют. Просто технология такая.
- Леха, я сегодня в "Газете.вру" заметку Мостовщикова читал, а фотка - вылитый ты. Случайно, не твой псевдоним? - спросил Слава. - Так вот он пишет, "Подлинным высокодуховным буржуа, как это поняли теперь, является отнюдь не эстонец, состоящий из печали и запахов кондитерской фабрики, а пьяный финн, ссущий посреди Таллинна прямо себе в штаны". Это я к тому, что мы - не фины, и пора в туалет.
Сходили дружно. Заказали еще пивка.
- А что у нас на дессерт? - полюбопытствовал Слава.
- А на дессерт у нас, - Андрей достал рукопись из портфеля, поднял палец вверх и начал читать:

Школа молодых ученых

Как и все хорошее, аспирантура быстро подошла к концу. Иванов понял, что пора делать доклад на конференции. Изучив список, он нашел неплохой вариант - школа молодых ученых в Гурзуфе. - Это то, что доктор прописал. - К его радости доклад приняли. - Пора в дорогу, старина. - Он позвал с собой друга Художника, который рисовал "абстракты" а ля Кандинский и продавал их в Измайловском парке. Советские граждане, истосковавшиеся по авангарду, хватали его "нетленку", как колбасу. Но ради Гурзуфа Художник был готов приостановить на неделю свой конвейер.
Школа проводилась на базе ЦК ВЛКСМ "Спутник". Добравшись до нее и пройдя регистрацию, Иванов и Художник пошли селиться в отведенную им "бочку" - полуцилиндр, лежавший почти на берегу моря, по крайней мере шум прибоя был слышен. Бросив вещи, они зашли с другого торца и обнаружили во второй половине "бочки" молодых ученых Ваню Коршуна и Юру Твердохлеба. Художник про себя окрестил его "твердоебом". Молодые ученые заехали еще вчера, а сегодня их вид выдавал людей "измученных нарзаном".
- Спорю на ящик пива, эти молодые люди знают, где в поселке находится винный магазин, - воскликнул Художник. - Спорить никто не стал. - Тогда к цели! - выдал он им свой категорический императив.
В магазине уже была очередь, предстояли выходные, а за ними День Победы, и местные жители собирались их отметить во всеоружии. Затарив рюкзак, компашка двинула в сторону лагеря. На набережной их окликнул какой-то профессор. - Ребята, я вот портвейна купил. Как думаете, хороший? - Нет, лажа, дорогой очень. Вот смотри какого мы забористого портвешка по 2.20 взяли! - авторитетно выступил Художник.
Иванов предложил распить забористый портвешок у знакомого доцента по кличке "Феликс" (бородка делала его сильно похожим на первого чекиста), который разместился в зимнем корпусе. Феликс портвейну обрадовался, достал стаканы, закуски из Москвы, и процесс пошел. Почти все бутылки из рюкзака были отправлены под кровать, когда Художник услышал девичьи голоса внизу. Он высунулся в окно и закричал: - Девчонки, выпить хотите?
- Конечно хотим!
- Тогда заходите.
Девчонки оказались местные. Феликс "местноту" не жаловал. Он вышел и стал курить в корридоре. Иванов врубил кассетник, началась дискотека. Минут через 20 неожиданно явилась горничная и сказала, что корпус закрывается. Никакие уговоры не действовали. Пришлось расходиться по бочкам. На следующее утро выяснилось, что Феликс дал горничной взятку - 3 рубля, чтобы она прекратила "оргию". Художник за такое западло решил идти бить морду, с большим трудом его успокоили.
После завтрака Иванов пошел на пленарное заседание. Гвоздем программы был доклад профессора Миловидова "Тензорное исчисление, как последний и решающий шаг к искусственному интеллекту". Профессор начал решительно. - То, о чем в последнее время столько говорили и писали, о чем мечтали лучшие умы, я имею ввиду искусственный интеллект, наконец имеет законченное теоретическое обоснование! Мой подход дает потрясающие результаты и применим практически к любой области! - Профессора понесло. Он стал быстро покрывать доску математическими символами. Слушатели не успевали записывать. - Позвольте сделать заключение. В моей работе дано развитие базовой теории тензорного исчисления. Я ввожу новые параметры и с помощю 10 уравнений могу описать любую предметную область. Главное - настроить параметры, а для этого уже есть проверенные методы. Свертка, преобразование, развертка, и результат в кармане.
Шум в зале. - А поконкретней можно?
- Сейчас уже нет времени, заходите ко мне в номер, покажу дополнительные выкладки. Статья выйдет в сентябре в "Докладах Академии Наук".
- А как вашу теорию применить к разводке плат?
- Элементарно, но это, извините, как из пушки стрелять по воробьям.
Наслушавшись докладов, Иванов зашел в бочку за Художником. Тот был уже веселый, в бочке по соседству жили два аспиранта из Запорожья - Дмитро и Петро, которых он окрестил запорожскими казаками. Вместе с ними Художник полечился пивком и теперь был готов к новым подвигам. После обеда молодые ученые направились по накатанной дороге в сельпо. Ваня разоблачал "новые теории" Миловидова: - Глючит мужик, "универсальный клей" изобретает, видать, "пугалок" по видео насмотрелся. У меня друг есть, он сейчас смотрит исключительно "пугалки" и "спортивные" фильмы ( там основная фраза - "Das ist fantastisch!" ), так у него появились признаки потери чувства реальности, боится на метро ездить.
По вечерам вся "школа" гудела. Каждый извращался в меру своей фантазии. Например, "запорожцы" пили водку, потом забивали "косяки", на завтраки не ходили, к обеду восставали из руин, шли разминаться в пивняк, вечером все повторялось. Один раз они все-таки выбрались в бар, сняли двух местных телок. Петро повел девицу в бочку познакомить с "младшим братом". Чтобы не мешать товарищу, Дмитро решил вставить своей подруге прямо на лавочке, но от долгого пьянства у него не встал. Пришлось отпустить ее с миром.
Компания Иванова была чужда такого экстремизма, они предпочитали проводить время в баре за сравнительным анализом вина.
- Благодаря Крыму у меня прошла алергия на портвейн. На втором курсе пили "Агдам". Випил больше, чем мог, но меньше, чем хотелось. Тошнил всю ночь.
- О, "Агдам"! Завтрашнее похмелье уже сегодня. "Массандра" - не такая забористая.
- Как Даль пишет, "не тот пьян, кого двое ведут, а третий ноги переставляет, а тот пьян, кто лежит в луже, собака ему харю лижет, а ей даже "цыц" сказать не может"!
Там же в баре они познакомились с двумя теннисистками. Юрок долго крутился вокруг одной из них. Наконец она выделила его из общей массы ученых и предложила проводить ее. Ваня ушел с другой. Художник сказал Иванову: - Пошли по набережной дефилировать, в баре ловить нечего.
На набережной они заметили приближающуюся парочку. - О! Две девицы. Как тебе, нравятся? - Подошли ближе. - Нет, кажется, это мужики. - Оказалось - пьяные милиционерши. Ну, очень пьяные. В таком виде их окучивать драйва не было, и друзья пошли домой. У входа в лагерь их нагнал Ваня.
- Как успехи?
- Подлый организм подвел! Провожаю ее, мацаю по-немножку, и вдруг острая резь в животе, еле до туалета дотянул, говорю, "подожди, пожалуйста, минутку". Минуткой не обошлось, пока просрался, а ее и след простыл!
- Какое нечеловеческое вероломство!
Юрок вернулся под утро и тоже недовольный.
- Что, не дала? - сочувственно спросил Иванов.
- В рот взяла. Месячные у нее. А так подвигаться хотелось.
- Пошли купаться. В холодной воде знаешь, как подвигаешься!
И вот наступил последний день работы школы. Иванову предстояло сделать доклад на секции САПР. Народу было немного. Председатель зачитал название доклада первого выступающего:
- "Использование метода Монте-Карло при проектировании СБИС", Степанцов, профессор, доктор наук. Вообще-то, здесь ошибка. Он еще доцент, но теперь его партийная кличка будет "профессор"! Попросим! - Степанцов быстро отстрелялся. Следующим был Иванов. Он начал бодро, но потом какая-то сушь перехватило горло. На столе председателя стояла ваза с цветами. Иванов вынул цветы, судорожно сделал несколько глотков. Силы вернулись к нему, и он продолжил доклад.
Начались прения. Слово взял Феликс. - Что сейчас мы имеем в науке? Два главных достижения: "теплая сверхпроводимость" и "холодный термояд". А академик Велихов все деньги пустил на "горячий термояд". В итоге на САПР ничего не осталось, он в упадке, и теперь ему методы Монте-Карло в исполнении товарища Степанцова, как мертвому припарки!
Присутствующие замерли. - Товарищи ученые! Сегодня последний день. Я предлагаю прения продолжить на пляже, - от греха подальше свернул дискуссию председатель.
Старые ученые потянулись на пляж, а молодые - в пивняк отметить выступление Иванова.
- Старче! Ты просто артист цирка! - выразил ему свой восторг Художник. - Как ты из вазы пригубил. Это было нечто!
- Иди ты на фиг, дурилка картонный! - обиделся Иванов. - Мне с руководителем тяжко. Не помогает ни фига. О науке и не думает, говорит, "лучше здоровый доцент, чем дохлый профессор!", и на лыжи в Битцу бежать 50 км.
- Зато мне мой сильно помогает, учил, как писать статью: берешь статью на английском из журнала, переводишь, ставишь свое имя - вперед! - Вклинился Ваня Коршун. - А вот еще прикол. Собрали мы установку, а она глючит. Микросхема не те сигналы выдает. Распилил я ей корпус, смотрю под микроскопом, а там контакты идут не по документации. Перепаяли, и все зафурычило.
- Вау, Левша ты наш! - восхитился Иванов. - У меня друг из Америки вернулся, говорит, никто Norton commander не знает, все из командной строки работают, вот что значит в стране нет пиратства.
- Нам бы их зарплаты, мы бы тоже программы покупали!
К их столику притиснулся местный: - Ребята, девочками не интересуетесь? Есть на любой вкус.
- А справки от врача у них есть?
- Все есть. Или хотите, экскурсия в Артек в статую Ленина. Впечатление - колоссальное!
После упоминания о девочках доцент из МАИ стал жаловаться на соседа-самбиста, тот повадился приводить на ночь девицу из отдыхающих. - Наклоняет ее чуть ли не к моей подушке, почти в ухо дышат, и трет ее, трет, по четыре палки за ночь кидает!
- Ты радуйся, что не тебе!
В это время к ним подвалил аспирант по кличке "Сыроед" с пучком морквы.
- Пиво будешь?
- Нет, пиво вредно. Поешьте лучше морковки.
- Она ж немытая у тебя. Глисты будут.
- Подумаешь! Две недели поголодаешь, и никаких глистов.
- А Вовочка давал совсем другой рецепт: - пейте спирт, глистов не будет!
- Кстати о спирте. Скоро банкет начинается!
На заключительном банкете было много народу, показались даже те, кто не ходил пленарные заседания. Художник же отправился на свидание с их официанткой, она его в обед облила кефиром, он сказал, "это верный знак", и назначил ей "стрелку". Неподалеку от Иванова нарисовалась разбитная девица. Зазвучал хит сезона "Ночное рандеву". Тут он и пригласил ее потанцевать.
- Девушка, с Вами можно познакомиться?
- Легко. Марина.
- Алекс. А почему я Вас на заседаниях не видел?
- А почему я Вас на пляже не видела?
- Защита на носу, не до развлечений.
- Как, Вы еще не защитились?
- Заведущий сказал, засучим рукава, правой пишем себе кандидатскую, левой - мне докторскую. А левой писать, знаете ли, очень неудобно, пока написали...
- "Нет повести печальнее на свете..."
Танец закончился. Иванов спросил: - А Вас еше раз пригласить можно?
- Нужно. - Намек был понят. Пионерская дистанция пройдена, и в какой-то момент Маринины губы жадно впились в Иванова. После танца он сказал: - А не лишние ли мы на этом празднике жизни? Пошли пройдемся. - Сквозь дырку в заборе он направил ее к морю. Был легкий бриз. - Искупаемся? - И они начали раздеваться. Иванов задумался, что делать с трусами. Глянул на Марину, она их уже скинула. - "Сняла пиджак его с себя решительно?" - Он последовал ее примеру, и они рванули в холодную воду.
Через некоторое время они уже были в Маринкином люксе. Одежда полетела на пол.
- Ты скажи мне хотя бы, что я тебе нравлюсь.
- Я влюбился в тебя, как мальчик, - ответил он, входя в нее...
- Ты замужем?
- Естественно. А ты?
- И я. А муж?
- Я его редко вижу, он - большая шишка в Средмаше. Вы, мужчины, считаете, что только вы имеете право "налево". А нам, бедным женщинам, тоже хочется немножко отдохнуть.
- Довлатов пишет, что "некоторые женщины уезжают, так и не отдохнув".
- Вот-вот. "Долюшка женская, горькая долюшка!"
Они вышли на балкон. Их осветила полная луна. - Ночью тихой, ночью лунной был я молодой и юный. - Потянуло на лирику Иванова.
- Горели звезды в вышине, вдали кричила птица: "Вэ-э"!
Иванов прижался к Марине: - Птица, давай по бобриному, грызи перила.
- Какой же ты циник! - застонала она...
Все хорошее быстро кончается, сказочная ночь - не исключение. Было пора прощаться.
- Мне очень жаль расставаться, но из постели надо вставать с легким чувством голода.
- И что же я тебя раньше не заметила? Заежай в Питер!
- А отзыв на автореферат будет?
- Да. И не расчитывай отделаться одним!
В бочке Иванов увидел улыбающегося Художника. - И?
- Огонь! А у Вас?
- Медные трубы. Дожал я официанточку, будет знать, как кефир разливать.
- А меня в Питер звали. Поедем?
- Белые ночи? Дык! А теперь на завтрак, и пора в аэропорт. И еще монетку в фонтан надо кинуть. Чтоб не в последний раз.
- Dixi, - Андрей поставил точку в повествовании.
Тут же раздался возмущенный голос Бориса: - Ты почему меня в дурацком виде изобразил?
- Почему тебя?
- Мы же с тобой в Гурзуф ездили?
- Пойми, сходство героев является чисто случайным, - оправдывался Андрей. - Действительно, некоторые детали взяты из той поездки. Но тебя же никто сметаной не обливал? Нет. Это собирательные образы.
- Обосновал, но препохабно, - только и нашел что сказать Борис.
- Психологизма мало, - перешел к профессиональной критике Алексей. - Природа не показана.
- Да, я не Бунин, я другой. Я еще не умею писать, "Дым из труб дома поднимался в чистое зеленое небо ровными фиолетовыми столбами". Я только учусь.
- Не оправдывайся, - вступил Слава. - Господа, первый блин всегда комом. Надеюсь мы улучшим стиль и прибавим глубину мыслям. А сейчас давайте выпьем за именинника - Иванова. У него сегодня день рождения, хвала Андрюхе.
- Погоди, давай прокладочку по такому случаю сделаем, - предложил Алексей. - Светик, - окликнул он официантку. - Принеси нам по пятьдесят беленькой. - Сервис в зтот вечер был на высоте, уже через минуту на их столе оказались запотевшие рюмашки. - Happy birthday, dear Иванов! Ура! - друзья выпили стоя.
- Ох, хорошо пошла, - выдохнул Андрей. - Не зря древние водку Aqua vitae называли. Живая вода.
- Это точно, - подтвердил Боря. - Как там Мумий поет, "Водку любишь? Это трудная вода!" Когда следующая читка?
- Давай недели через две, место встречи уточним.

Пурпурный квадрат     Главная страница ОПЗ

Комментарии

Комментариев еще нет.
Добавить комментарий могут только авторизованные пользователи. Авторизоваться
Комментарий

Оценка





Авторизоваться через http://www.pvobr.ru
Логин
Пароль
Регистрация

Авторизоваться через соцсети
Наверх