ГЛАВА 2

Теги: Окриджская партия зеленых, пурпурный квадрат , МИФИ, юмор и перлы народные, политика и отношения,про дистанционное обучение

ГЛАВА 2.

О диком чае Ассама и цивилизованных пляжах Ибицы

Леша проснулся и в первый момент не понял, где находится. Несколько секунд он лежал, напряженно вытянувшись, на узкой аскетичной койке... Холодный сентябрьский дождь неутомимо поливал бревенчатые стены дома, в комнате было холодно, он зябко передернулся и свернулся калачиком. Боль в теле, наконец, стала утихать, он устало прикрыл глаза и стал вспоминать последние месяцы своей жизни.

Среди своих друзей Алексей Прокопенко считался личностью немного загадочной. Такой странной комбинации абсолютного бескорыстия и денег, буквально липнущим к рукам, они не встречали. По всем правилам жестокой бизнесовой игры, его уже давно должны были кинуть, разорить в пух и прах, наехать по-черному, пристрелить, в конце концов, но все раскручивалось, как по мановению волшебной палочки. Те, кто наезжали - быстро отъезжали и выглядели при этом полностью удовлетворенными, сотрудники подбирались толковые и умелые, контракты заключались блестящие, предложения поступали из таких высоких сфер, куда юным бизнесменам, вроде Алексея, надо было бы, по идее, еще ползти и ползти, разбивая в кровь колени и локти. Четыре года Алексей крутился в бизнесе, связанном с импортом чая и, уверовав в свою счастливую звезду, совершенно не удивлялся происходящему.

Популярный напиток случайно всплыл на его жизненном пути. Леше было двенадцать лет, когда отец уехал в Америку на заработки. Времена были трудные, начало девяностых. Он работал в научно-исследовательском институте, получал копейки, что будет дальше - не понимал... Поэтому он сразу согласился на предложение, пришедшее из-за океана. Он был отличным программистом, пробовал торговать ботинками на рынке, это ему не понравилось, да и денег давало мало, и он собрался в одно мгновение.

Мать отказалась ехать наотрез. Отец сильно не настаивал, последнее время отношения у них были очень напряженными, они почти ежедневно ругались из-за всякой ерунды. Все, что Леша помнил об отъезде отца, это как тот поцеловал его в макушку, сказал: "Ну, бывайте... " и исчез. Он довольно регулярно звонил оттуда, из далекой Америки, и даже присылал деньги, но больше, а прошло уже четырнадцать лет, Леша его не видел.

Подростковые годы прошли шумно и весело. В шестнадцать лет Леша серьезно захипповал, отпустил длинные волосы, и увлекся индийской философией. В доме постоянно тусовались странные друзья, пахло травкой, но мать, влюбленно глядя на сына, ничего не замечала, а потому и не надоедала с воспитательными речами. Главным для нее было, что он жив и здоров, рядом с ней, и прекрасно к ней относится. К удивлению всех знакомых, он учиться не бросил, и вполне прилично закончил школу. Серьезные наркотики тогда как-то прошли мимо. Хотя друзья и смеялись над его фразой: "Я обещал маме", но это было правдой. Мать он любил нежно и истово, и, ощутив однажды, в ответ на ее просьбу: "Ты только, Лешенька, не колись, пожалуйста, ведь один ты у меня", пронзительную жалость и, невесть откуда взявшуюся ответственность, сказал: "Хорошо" и это обещание держал в те времена свято. А вот сейчас...

Леша перевернулся на другой бок. Как все было здорово девять лет назад...

Тогда он с ходу поступил в экономико-статистический институт, выдержав все конкурсные экзамены с блеском, и на оставшиеся две недели августа укатил в Индию. Оттуда приехал перегруженный новыми знаниями и долго забалтывал всех друзей почерпнутой там мудростью. Как он ее набрался, не зная ни индийских диалектов, ни толком английского языка, для всех оставалось загадкой, но свиваться в диковинные позы и ловко становиться на голову у него получалось замечательно.

С тех пор каждое лето он уезжал в Индию и особенно полюбил северо-восточный штат Ассам, который в его глазах являлся воплощением земного рая. Голубые холмы, пышная зеленая растительность и могучая река Брахмапутра, лениво несущая свои воды через всю эту тропическую благодать, покорили его сердце навсегда. Люди жили там издавна. В древние ведические времена слагалось множество легенд и сказаний, согласно одной из которых, именно в штате Ассам, известном тогда, как Камруп, был рожден Камдева, бог любви.

Там, в Ассаме, около Рангпура, Алеша завел дружбу с мудрым индусом по имени Ратнесвар. Старец учил его говорить на современном языке, который он называл Камрупи, и рассказывал, что этот язык является одним из немногих, использующих санскритское произношение. Может быть, Леша и неверно его понял, но волшебное слово Санскрит произвело на него такое впечатление, что он с прилежанием повторял за старцем слова и фразы на диковинно звучащем языке.

- Ты знаешь, что такое Веда, сынок? - спрашивал он у Алеши и сам же отвечал. - Это вечное, не сотворенное человеком знание. Если ты попробуешь открыться "чистому сознанию", то обретешь состояние целостности жизни и будешь полностью сбалансирован. Да, бывают такие минуты, когда богатство выражений "чистого сознания" становится настолько запутанным, что возникают ошибки в твоем ощущении и поведении. Ты, вроде бы, поднимаешься к заветной цели, а на самом деле делаешь круг, и вот ты уже на прежнем месте. Чтобы подъем был равномерным, тебе надо больше читать нерукотворные Веды. Они являются колебаниями чистого бытия, и когда произносишь божественные слова вслух, то создается последовательность определенных звуков, оживляющая, вылечивающая, нормализующая не только твои душевные нравственные процессы, но и внутренние физиологические.

Алексей не очень понимал сказанное, но старался. Как-то он допросветлялся до того, что, вернувшись на твердую землю, долго не мог понять, где он и как его зовут, но легкость в организме чувствовал необыкновенную. Так было славно думать о чем-то вечном и загадочном, даже и не думать, а плыть по течению мыслей, дыша пахучим целебным воздухом, и иногда он чувствовал себя сытым и полным сил, выпивая за целый день только бутылку чистой воды.

В Индии, то возвышаясь духовно, то погружаясь в изыскания Аюрведы о здоровье и питании, он окончательно отвратился от мяса и пристрастился к пряным и разнообразным индийским специям и зеленому чаю.

Чайные кусты в Ассаме были всегда, как малина в европейских лесах, но поскольку никаких ягод не приносили, никто внимания на них не обращал. Растут себе, да и ладно. И только в девятнадцатом веке деловые англичане, страстно любящие терпкий янтарный напиток, но недовольные ценами, по которым чай прибывал в родную Британию из далекого Китая, обнаружили замечательную вещь. Оказалось, что, помимо золота, драгоценностей и пряностей, в завоеванной стране имеются еще и дикорастущие в лесах Ассама чайные кусты.

Предприимчивые колонизаторы заложили первые делянки полезных кустарников, что явилось началом основной индустрии современной Индии. Ныне вечнозеленые плантации густо покрывали благодатные холмы Ассама. Алексей подружился с владельцем одной из них, и все свободное время проводил у него.

Когда четыре года тому назад он начал импортировать волшебные листья в Россию, он, сам того не зная, влез в крупный чайный рынок, где большие магнаты ворочали свои миллиардные дела. На него поглядели искоса, и давить сразу не стали, выплывет - перекупим, не выплывет - не судьба, значит. Дело, к Алешиному изумлению, пошло неплохо. Индийский приятель, специалист по Аюрведе, был готов поставлять ему сырье прямо с плантации по хорошей цене. В те годы на Ирак, который был основным потребителем индийского чая, были наложены санкции, Россия стала переориентироваться на дешевый китайский продукт, и в Индии возникло дикое перепроизводство товара. В общем, все легло одно к одному, и Леша стал гнать тонны нерасфасованного чая в Москву. На таможне нашлись свои люди, ящики на складах не застаивались, а шли прямиком на фабрику. Под новое производство Алексей арендовал цех бывшего авиационного завода. На военных вывел его старый отцовский друг Георгий Георгиевич, он же и с кредитом помог, а взамен попросил лишь сорок процентов акций начинающего предприятия. Леша не возражал, поскольку прекрасно понимал, что выбитый кредит, согласие на аренду помещения и солидная крыша стоят даже больше.

Георгий или ГГ, как звали его все знакомые, был опытным деловым человеком. Поскольку в Лешину компанию он своих денег не вкладывал, то в настоящий момент его участие проявлялось лишь в эпизодических встречах с Алексеем и небольших консультациях в тяжелые для молодого бизнесмена моменты.

Так и получилось, что в свои двадцать шесть лет Алеша был довольно богатым человеком. Он даже дом затеял строить недалеко от Москвы. Была у них с мамой дача, оставшаяся от отца. По Ярославской железной дороге, подразвалившаяся, вся заросшая одичавшими кустами сирени, жасмина и крупного розового шиповника. Старые яблони буйно цвели каждую весну, а осенью никто не знал, куда девать крупные пахучие фрукты. Особенно антоновка была хороша. Смородина и малина веселились сами по себе. Разрушать эту красоту рука решительно не поднималась, и Алексей решил строить новый коттедж совсем в другом месте. Сам он жить там пока не собирался, но подумывал перевезти туда мать. Пока дом строился, выяснилось, что мама его, которой еще не было пятидесяти лет, выглядящая прекрасно и активно работающая, идею переселения за сорок километров от Москвы не поддерживает никаким образом.

- Вот когда мне будет семьдесят лет, Алешенька, тогда я и поеду свежим воздухом дышать, а пока я уж бензиновым подышу, родным и любимым, - сказала она ему как-то раз.

Но дом надо было достраивать, женских рук и глаз, чтобы подобрать все отделочные мелочи для дома, не было, и Алеша, не имеющий ни времени, ни желания возиться с подобной ерундой, предпочел нанять профессионалов. Пригласил представителей нескольких фирм и внимательно выслушал все предложения. Дизайнеры шуршали перед ним проспектами, фотографиями выполненных проектов и завороженный Алексей почти уже был готов отдаться в их крепкие руки. Когда он увидел представительницу компании "Дольче Вита", последние сомнения отпали у него сами собой. Компания была молодая, средний возраст работающих в ней сотрудников не превышал тридцати лет, все веяния современной моды они знали, желания клиентов угадывали моментально, и число заказчиков росло из года в год.

- Здравствуйте, - раздался звучный грудной голос, и в комнату стремительно вошла рыжеволосая дива с веселыми зелеными глазами и умопомрачительными ногами.

- Меня зовут Екатерина, - и она приветливо улыбнулась.

Приобщаясь к ведическим тайнам, Алексей не обходил стороной и другие индийские премудрости.

- В каждой женщине можно найти что-то замечательное, а уж дальше все от вас зависит, читайте "Камасутру" и не будет у вас проблем, - учил он друзей хитростям жизни. Тут и искать было нечего, все было напоказ.

Долгие дискуссии по поводу цвета обоев, полов, кафеля, обивки диванов, и всякой тому подобной ерунды, посиделки за полночь голова к голове за обсуждением тяжелейшей проблемы – "В каком углу ставить кресло - в этом или, все-таки, в том?", казалось бы, должны были привести к легкому и веселому роману, но ограничились только тесной дружбой.

Катя с удовольствием ходила с Алешей на светские приемы и модные презентации. Вежливо представляла ег

Комментарии

Комментариев еще нет.
Добавить комментарий могут только авторизованные пользователи. Авторизоваться
Комментарий

Оценка





Авторизоваться через http://www.pvobr.ru
Логин
Пароль
Регистрация

Авторизоваться через соцсети
Наверх