Особенности канадского сплава

Теги: Окриджская партия зеленых, пурпурный квадрат , МИФИ, юмор и перлы народные, политика и отношения,разработка сайтов школа

Особенности канадского сплава

Человек, покусанный мошкой, условно говоря, прошедший мошкофикацию, начинает испытывать непреодолимую тягу, о которой писал поэт - "я хотел бы опять в ту местность, чтоб под шум молодой мошкары утонуть навсегда в неизвестность и мечтать по-мальчишески в дым!"

Неудивительно, что сразу после Нового года, как только затянулись походные раны, Папа и его Братец стали планировать новое путешествие в Канаду.

Были привлечены новейшие технологии, типа Google Earth и Skype.

Только с попутчиками возникли проблемы. "Ну где ж ты друг, наш третий друг, с картины 3 богатыря?" Тут неожиданно за неделю до выезда к ним примкнул Глыба. Его расчувствовал Папа, он "рассказал как плачет тайга, без мужика ей одиноко". И еще пообещал, что маршрут будет легкий, не более 2-х недель.

В походе столько интересного, поэтому пацаны стали вести дневник.

19 июля, суббота.

Встали в 4 утра и по газам. Машина у Братца с кондиционером 70 х 4, потеем реально, спасает только Яд (спортивный напиток ярко-синего цвета). Перед канадской границей попали в непонятное - смешные города Париш, Мексико. Канадский погранец долго допытывался, что нам в Канаде надо, но все же пустил. Сразу же за границей чуть не угодили в подставу. На скорости 120 км/час автомобиль, ехавший перед нами, сделал полную остановку. В левом ряду! Глыба давит тормоз, но столкновение неизбежно. С помощью какой-то матери он неглядя кидает машину вправо. Пронесло. Всех. И вот уже Монреаль, где гостеприимные мама Оля с Шурой дают нам кров. Пиво с водкой, и 17 часов сумасшедшего драйва как не бывало.

20 июля, воскресенье.

Драйв на север продолжается. За 10 часов к 21:00 добираемся до городка на берегу залива Святого Лаврентия под названием Sept-Ile (как много в этом слове для сердца русского слилось: "Минорные аспекты как таковые исчезают с введением концепции посвящений; так для человека первого космического посвящения аспекта септиля не существует. Септиль связывает человека с релятивистским миром, где все относительно и непредсказуемо..."). Шуршим по всем гостиницам в поисках лучшего отношения качества к цене. Из 5-ой возвращаемся в первую. 86 канадских рублей за ночь. Разыгрываем на пальцах место на полу, Папа стелит спальник. Глыба вспоминает про Марокко. "Разговорились испанец, турок и араб о самых популярных словах их языков, используeмых на работе.

Испанец: - У нас очень популярно слово "маньяна". Это значит - сделаем завтра,

послезавтра, короче - скоро...

Турок: - Мы используем выражение "яваш-яваш". Смысл - сделаем через неделю,

через две. Одним словом - не торопитесь...

Араб: - А мы говорим "иншалла". Это приблизительно тоже самое, что и "маньяна"

и "яваш-яваш", но отсутствует ваш элемент поспешности..." Решили действовать без поспешности.

21 июля, понедельник.

Заброс в 6 утра на вокзал, погрузка в поезд. В 11 утра наш багаж выкидывают на насыпь. От всей станции только табличка. Ищем речку, не находим, идем вдоль железки, находим в 5 шагах ручей. Идет дождь. Но мошке он не помеха. Строим катамаран. Надо надувать баллоны. Сначала "лягушкой", потом по 20 пыхов ртом. "Глаза боятся, а рот работает", - резюмирует Глыба. Ужин. Папа изобретает новый способ разлива, "по 6 секунд". На свежем воздухе 150 грамм "канадского тумана" входят мелкими пташками, Братец просит добавки. Папа в ответ рассказывает притчу:

"Поймали американцы снежного человека. Он каждый день несколько раз требовал:

-Есть!

Ему приносят несколько килограммов мяса, закусок и т.д. Он опять:

-ещё Есть!

Ну ему ещё столько же приносят.

-Пить!

Ему приносят литров 109 соков, лимонадов и т.д. Он опять:

-Ещё Пить!

Ему ещё столько же приносят.

-Бабу!

Ну ему одну заведут, через 10 минут:

-Ещё бабу!

И так несколько раз в день! Очень дорого американцам стало его содержать, они его отдали русским. Он опять требует:

-Есть!

Принесли ему булку хлеба.

-Ещё есть!

-Норма!

-Пить!

Принесли ему ведро воды.

-Ещё пить!

-Норма!

-Бабу!

Привели ему первую попавшуюся. Её час нету, два, на третий заходят к снежному человеку: он лежит на полу, рядом баба:

-Ну милый, ну ещё, ну пожалуйста, ну чуть-чуть...

-Норма!"

Настало время песни. Из "любимых песен Росгеолфонда" находим шедевр.

"Закури, дорогой, закури! Может, завтра с восходом зари Ты уйдешь по тайге опять Молибдена руду искать".

И уже ночью под палаткой затряслась земля, мимо со страшным ревом промчался товарняк, груженый рудой.

22 июля, вторник.

Спустили катамаран. Папа командует: - Сели, умылись, толкнулись! - Вышли в озеро. Гребем 4 часа. Озеро переходит в 3 порожка. Берем их на ура. Ужин и по 150. Возвращаясь из леса, Папа поет: -

Здесь птицы не поют, деревья не растут, и только мы втроем медведей здесь пугаем!

23 июля, среда.

Застряли в пороге из-за ошибок матросов. Папа матерился. Плывем дальше. Проводка. Снова плывем. Встали на ночевку и последующий обнос перед мощным порогом. Разливая, Папа подводит итоги: - В краю непуганых медведей, где злобный дикобраз живет, мошка кусала нас нещадно, но мы все двигались вперед. Пройдено за день 27 км.

24 июля, четверг.

Вставать мучительно больно, надо перевернуться на живот, подтянуть ноги, только тогда удается встать - так растут мышцы. Делаем обнос, проходим первый очень сложный порог, на втором Глыба совершает кувырок вперед и уходит в самосплав. Братец успевает схватить его за спасжилет. Чалимся. Потом длинный относительно спокойный сплав, проводка с застреванием катамарана, потерей "морковки" и правой груди спасжилета Папы. Выход к каньону. Просмотр. Водопад за водопадом. Надо делать обнос по правому берегу по тайге километров 10. Матросы грозят бунтом: - тут и без рюкзака ноги поломать можно, а с рюкзаками верняк - к гадалке не ходи. - Папа выбирает план "Б" - обнос на поезде. Бунт усмирен. Ужин. Глыба, вынимая из кружки муравья, философски: - Мураши, вы мои, мураши, до чего ж вы хороши, по сравнению с мошкой. - Братец нервно почесываясь: - Страшнее мошки зверя нет!

25 июля, пятница.

Мучительная ночевка в зарослях багульника, подскочило давление. Утром разбираем катамаран. "Крылья сложили баллоны - их кончен полет". Тащим барахло к станции - столб с вывеской "У пчелы". Банный день. Из проезжающего мимо поезда машинист кидает нам 3 бутылки воды. "Дай мне напиться железнодорожной воды!" – умолял Гребенщиков. Она действительно вкусная. В 5:30 приходит поезд, едем 2 станции. Выгружаемся. Добрый канадец подвозит к реке на мотоцикле с тележкой. И 5 рублей, и бутылку взять отказывается. Дождь. Разбиваем лагерь, Папа выдает норму.

Братец: - Глыба, ты о духовности думаешь?

- Я о ней всегда думаю.

- Я в хорошем смысле.

- Ах, как хочется ворваться в городок Септиль веселый! Правда, шанс имеем малый.

- Не падай духом, падай брюхом! - Папа пресекает панику и подводит итог дня. – Обнос с помощью поезда – неспортивно, зато результативно.

26 июля, суббота.

Пошла 2-ая неделя лишений. У Глыбы ночью был приступ чесотки, исчесал все: голову, шею, руки, ноги. Строим катамаран. 2 часа и сказочный зверь снова готов к сплаву. После обеда отчалили. "Ветер в харю, а я шпарю!" Если не грести, стоишь на месте. Приходится шпарить, очень хочется в Септиль - "место, где не умолкают птицы, ни днем, ни ночью, где ни зимой, ни летом не отцветает жасмин". Высаживаемся на ритуальном острове, покрытом вигвамами. Тепло, светло, и мошка почти не кусает. Глыба: - Это зачетный день! - Планируем сэкономить бутылку "тумана" и подарить маме Оле. Поем: "Понимаешь, это странно, очень странно, Но такой уж я законченный чудак: Я гоняюсь за туманом, за туманом, И с собою мне не справиться никак!" Красива канадская ночь. К часу ночи выясняется, что сэкономить не получилось. Добрый Папа выдал двойную норму. Каждый раз мы опускали 2 пальца в кружки и угощали брызгами духов.

27 июля, воскресенье.

У Глыбы болит голова, он идет купаться. Глаз его затек. Братец: - Укусы на глазах затягиваются. - Папа уточняет: - А в других местах?

Плывем. Снова ветер в харю. Обнос мини-водопада. Выход к Мойзе. До Септиля еще одна ходка. Разбиваем лагерь. Осознаем, что катамаран и палатка в тон - синий низ, желтый верх. "Под ним струя светлей лазури,

Над ним луч солнца золотой...

А он, мятежный, просит бури,

Как будто в бурях есть покой!" - итожит Глыба.

28 июля, понедельник.

Готовимся к финишному рывку. Проводить нас пришел медвежонок. Туристы шутят. - "Превед медвед" кричали пьяные пионеры. - Пьяные пионэры? Это круто. – Тем более, что ведет их "пьяная помятая пионервожатая". - Зачотно.25 км за 4 часа и малый каньон у наших ног. Обнос первого порога с воронкой в Адъ, и погнали наши городских. Папа кричит "Греби", а сил уж нет, такая длинная цепь порогов. Вдруг озеро. Наш "капитан, обветренный как скалы" радостно: - 6 секунд настают! И так хочется обняться! – и тут же наливает. Показался свет в конце походного туннеля, но природа не хочет прощаться, плачет дождем. Еще 3 часа упорной гребли, и золотой ключик у нас в кармане - десант в кемпинге. Разбили палатки и идем в горячий душ. "Да здравствует мыло душистое и полотенце пушистое!" Производим ритуальное прощание с походной обувью. Усиленный ужин с колбасой.

29 июля, вторник.

Братец первым делом сходил в сортир, вторым делом выкинул колбасу. Собрали шмотки, загрузили в "Соболь", yankee go home! Заехали в Wallmart, купили чистые майки, шорты, трусы. Жизнь налаживается. К вечеру добрались до Квебек-сити, зашли в ресторанчик, выпили пивка, погуляли по крепости, послушали панков - цивилизасьон однако. Нужду писать никто не отменял, идем в туалет в отеле, а туалет закрыт. Добрые квебечки открыли его нам своим электронным ключом. Братец интересуется: - А чем пейзанки от селянок отличаются? - Селянки - это те же пейзанки, но только с русскою душой, - толкует Глыба. - Этих квебечек я бы назвал селянками.

30 июля, среда.

Прибыли в Монреаль, обед в старом городе, закупка сувениров. И на ужин к маме Оле.

31 июля, четверг.

Выехали в 6 утра. Пограничник-американец не задавал лишних вопросов. Пролетели со свистом штат Нью-Йорк, удивляясь только количеству ментов - конец месяца однако. Штат "массажный" Пенсильвания встретил многочасовыми пробками из-за ремонта дорог. Даже обилие пунктов эротического массажа не могло перевесить этот недостаток. Папа всю обратную дорогу ворчал, что "поход получился слишком легкий, год пропал", и с тоски пил остатки чая "Таежный". Прибыли домой уже в пятницу.

Итог: все поправились на 2 кг, ведь "мышцы гораздо тяжелее жира".

ЗЫ На волейболе Коля-из-Ливермоля, глядя на волдыри Глыбы, поинтересовался: - что, водку несвежую пили? – Нет, только чистый "туман".

Фотки

Главная страница ОПЗ

Комментарии

Комментариев еще нет.
Добавить комментарий могут только авторизованные пользователи. Авторизоваться
Комментарий

Оценка





Авторизоваться через http://www.pvobr.ru
Логин
Пароль
Регистрация

Авторизоваться через соцсети
Наверх