ГЛАВА 11

Теги: Окриджская партия зеленых, пурпурный квадрат , МИФИ, юмор и перлы народные, политика и отношения,образование дистанционно москва

ГЛАВА 11.

О покушении на убийство и отпечатках пальцев

Вячеслав Прокопенко в пятницу днем вылетел из Атланты и на следующий день в одиннадцать тридцать утра по московскому времени приземлился в Шереметьево. Присланный Георгием шофер отвез его в гостиницу «Балчуг». Вячеслав прошел в просторный номер, присел в широкое мягкое кресло и позвонил Гошке. Тот был занят, но пообещал подъехать в бар гостиницы сегодня после четырех часов. Слава принял душ, переоделся и поехал к бывшей жене.

Позвонил в знакомую дверь и немного растерялся, когда увидел Татьяну на пороге. Поцеловал в мягкую щеку, заглянул в заплаканные глаза и удивился, как она хорошо выглядит, а глаза какие красивые... Почувствовал знакомое волнение и сам себе удивился. Татьяна была очень расстроена и новых подробностей не рассказала. Ухватилась за его руку и держала крепко, словно боялась потерять его и остаться одна.

Вопрос "может разборки?" поверг ее в депрессию и все, сдерживаемое доныне, вылилось в продолжительные рыдания. Этих слез Слава боялся с молодости, потому что никогда не знал – как утешать и что говорить... И всегда все делал неправильно. Сильно закололо сердце, он потер ладонью грудь. Посидел, устало привалившись к спинке стула и, вспомнив, что должен встретиться с Гошкой, быстро попрощавшись, уехал.

Георгий уже сидел в полутемном баре за высокой стойкой и с нетерпением ждал своего студенческого товарища. Он немного нервничал, поминутно глядел на дверь и крутил в руках круглую фарфоровую пепельницу. Вошедший Вячеслав порывисто обнял приятеля. Гошка также изменился, но в лучшую сторону. Явно посолиднел за прошедшие четырнадцать лет, приобрел лоск, вальяжность и внутреннюю уверенность, свойственные многим богатым людям. На первый же вопрос Вячеслава он быстро ответил, что его ребята Алешу ищут. Похоже, что это некие криминальные игры, кто-то хочет подставить парня и, скорее всего, фотографии просто подделка.

- Он объявлен в розыск. Так что, если его еще не нашли, то это хороший признак. Прячется, наверное, где-то... Можно понять - испугался парень, - старался успокоить Вячеслава старый друг.

- Да, еще о дочке твоей... - замялся он.

- Ты откуда знаешь? – изумился Слава.

- Так получилось. Я сегодня с ней разговаривал. Хорошая у тебя девочка.

- Спасибо, если еще моя, но я из-за сына сюда приехал... - невесело ответил приятель. – А ты-то как? Не женился еще?

- Давай не будем об этом, - скупо ответил ГГ. – Встреться с Еленой, поговори...

- Подожди, Гош, - и Слава недоуменно посмотрел на друга, - что-то я не очень понимаю... Ты уже второй раз упоминаешь о Елене. Ты где ее видел?

- Ну, я же сказал, случайно... - пожал тот плечами.

- Ага, - усмехнулся Слава, - не верю я в такие совпадения.

- Ладно, - примирительно произнес Георгий, - я тебе потом расскажу. Сейчас у меня важная встреча, извини, Слав...

- Нет проблем, - и Вячеслав поставил пустой бокал на стол. - Давай завтра созвонимся и все обговорим, может что-то прояснится.

Они пожали друг другу руки, и Гоша вышел из бара.

Вячеслав задумчиво поглядел ему вслед. Такие непонятные выходят дела... Дочка шустрая появилась... Ну, да, был у него роман... Черт его знает, столько лет прошло... Как там бабушка говорила? Выйдешь из поезда, дети копеечку просят – дай, может один из них и твой... Надо бы генетическую экспертизу провести, а там посмотрим... Вот Лешка точно мой, такая любовь была с Танечкой, и ведь ни на кого не смотрела, кроме меня... А может, вернемся, а, поручик?

Он потянулся, встал и пересел за стойку бара. Время неспешно текло и настроение медленно, но все-таки повышалось с каждым глотком выдержанного шотландского виски. Странно, конечно, но он чувствовал себя интуристом. В Москве Вячеслав не был уже четырнадцать лет и его совершенно ошеломили произошедшие изменения.

- Вот ведь дурак, сидел все, не ездил, - казнил он себя, попивая виски со льдом. – Обамериканился там... Как здесь здорово, такие очаровательные девочки ходят...

Вячеслав с интересом оглядел задымленное помещение бара и почувствовал, как стремительно уходит напряжение, не отпускавшее его последние дни.

Симпатичная коротко стриженная светловолосая девушка в узкой юбке с разрезами подошла к нему и спросила, нет ли у него зажигалки. Зажигалка была, и завязался милый пустяковый разговор. Девушка оказалась хорошенькая, глазки карие, ножки длинные-предлинные, и Славика потянуло на романтику. Он вспомнил себя пятнадцать-двадцать лет назад, как он возил, бывало, такой же моросящей московской осенью, нежных и смешливых подруг на дачу, подальше от ревнивой красавицы жены, и ему захотелось вернуться в то золотое время. Пусть даже и таким странным образом.

Не прошло и получаса, как Федор с Сашей входили под низкую арку в одном из замоскворецких дворов. Сашка с интересом оглядывался. Сохранились еще кое-где в Москве, в центральной части, чуть-чуть за Садовым кольцом, такие места, очутившись в которых никогда и не скажешь, что ты находишься в гигантском городе. Переходы, переулки, узкие тропки между двух-трех этажными осевшими в землю домами, покосившиеся номерные знаки на облупившихся старых стенах. Пожухшие остатки травы, сломанные качели и давящий запах сырости.

Накрапывал мелкий осенний дождь, тучи затягивали низкое свинцовое небо, в маленьком дворике как-то потемнело... Внезапно налетевший порывистый ветер перегонял с места на место грязные окурки и прочую бумажную дребедень. Сашка поежился и поднял воротник куртки. Да уж, это вам не Испания... Федор уверенно направился к грязной зеленоватой двери. Постучал, дверь приоткрылась, и он о чем-то коротко переговорил с выглянувшим человеком. Тот отрицательно подергал головой, хотел уже захлопнуть дверь, но Федор вставил ногу в проем и продолжал говорить.

Ощущение надвигающейся опасности вновь посетило Сашку. Холодные мурашки пробежали по затылку к плечам. Он огляделся, вроде бы ничего страшного не заметил, но на всякий случай подобрал погнутый металлический прут, непонятно зачем валявшийся во дворе, и подошел поближе к Федору.

Тот от уговоров уже перешел к явным угрозам и обстановка накалялась. Из-за угла выступили три хмурых парня. Сашка тихо присвистнул. Федор на секунду отвлекся, его выбили из проема резким ударом, и дверь захлопнулась.

- Им что надо? – с интересом спросил Сашка у приятеля.

- Поговорить хотят. Ты, иностранный гражданин, может быть, свалишь пока не поздно? – предложил Федор.

- Шутишь? – удивился Сашка. – Морская пехота не сдается.

- Что-то не так, ребята? – мирно осведомился Федор.

- Ты че тут пасешься, крыса? Пера давно не нюхал? – раздался сиплый голос. – Так получи...

И фигуры метнулись вперед.

- Осторожно, нож, – предупредил Федор.

- Вижу, - ответил Сашка, держа прут наперевес.

В этот раз рука не подвела Федора, и отмахался он довольно результативно. Двое из нападавших на них парней легли на грязный асфальт быстро и аккуратно. Саша крутил металлический прут в руках так, что Федору показалось, что приятель собирается взлететь.

Единственный из нападавших, оставшийся в вертикальном положении, стоял, не двигаясь, и зачарованно глядел на Сашу.

- Ну, чего ждешь? – спросил Федор, переводя дыхание. – Бей.

- Так и убить можно, – сомневающимся голосом сказал Саша.

- Можно, - авторитетно подтвердил Федор.

- Да пошли вы, – вышел из ступора последний противник и, развернувшись, исчез за углом.

Саша опустил грозное оружие и огляделся по сторонам. Двое тихо лежали среди луж и окурков на асфальте и признаков жизни подавали мало.

- Они живы хоть? – осведомился он у Федора.

- Что им сделается, – махнул тот рукой и с интересом посмотрел на Сашу. Приятель уже присел на корточки, проверил, прав ли Федор, пощупал пульс и, успокоенный, поднялся на ноги.

Федор подошел к одному из валявшихся и пнул того ногой в бок. Парень выругался и сел. Федор одной рукой поднял его за шиворот и проволок по направлению к двери.

- Попроси открыть, - сказал он угрожающе и приставил нечто твердое тому к спине.

Решительно постучал в дверь.

- Кто? - уточнили оттуда.

Федор ткнул пленника жестким пальцем в бок, тот скривился, но ответил:

- Я.

- Разобрались?

- Конечно. Давай деньги, раз обещал.

Послышался лязг отодвигаемых засовов и дверь начала приоткрываться. Федор влетел внутрь, как пушечный снаряд, держа пленника перед собой. Саша аккуратно просочился следом.

- Ну, - с явной угрозой проговорил Федор, отбросив заложника в сторону и подступая к плешивому крепкому мужичку, - будем разговаривать или как?

Наркоторговец утер отвислый нос грязной ладонью, веки его припухлых с красноватыми прожилками глаз задрожали, он тихо всхлипнул и рассказал, что Алексея он видел последний раз две недели тому назад, а больше и не встречал, что с ним - не ведает и, вообще, он не понимает, какие к нему претензии.

Саша смотрел сверху вниз на коричневатый, покрытый странными белыми пятнами череп хозяина и никак не мог решить, что это за болезнь такая...

- Пошли отсюда, - дернул он Федора за рукав. – Алеши нет, товару нам не предлагают...

- А что вам нужно? – сразу оживился хозяин. – Спрашивайте.

Он бодро выпрямился, Саша еще раз покосился на его подозрительную лысину, вежливо поблагодарил и попросил открыть дверь. Железные засовы заскрежетали и, не обращая внимания на приглашение заходить еще, ребята вышли в осеннюю непогоду.

Дождь продолжал накрапывать, и порывы ветра налетали все сильнее. Во дворе было пустынно, лишь обрывки бумаги шелестели по асфальту. Федор задумался на мгновение и взглянул на часы. Уже полшестого. День прошел, а он так ничего о Щелкунчике и не узнал.

- Еще болит? – поинтересовался Саша.

Федор неопределенно качнул головой.

- Уже меньше. Почти и не чувствуется. Где же Алешка, в самом деле?

Вопрос был риторический, и что отвечать Саша не представлял.

- Слушай, если мы опять куда-нибудь поедем, давай перекусим, что ли... – неуверенно предложил он.

- Я пока не представляю, куда можно еще поехать, - грустно ответил Федор, - а насчет еды... Ну, что – я звоню девушкам?

- Умираю, нет углеводов в организме... – прошептал Саша. – Так есть охота... Еще какое-то слово существует в русском языке, более точно отражающее патетику момента...

- Не знаю я, тихо, а? - отмахнулся Федор. – Алло, Катя? Это Федор. Мы освободились и готовы приехать. Вы нас еще ждете? Хорошо, спасибо.

- Жрать - вот какое слово, - вспомнил Саша. – Очень, очень, дяденька, жрать охота, покормите бездомного, а?

Катя распахнула дверь и остолбенела.

- Где же вы так промокли? Что у тебя с курткой, Федор? Вы подрались что ли? – забросала она их вопросами.

- Нет, - честно глядя ей в глаза, ответил Саша.

- Федор, где вы были? – повернулась Катерина к приятелю. – Так унеслись неожиданно... Узнали что-нибудь об Алексее?

- Увы, Кать, - печально ответил он, - так все запутано. Если что-нибудь прояснится – я расскажу, а пока... – и он принюхался. – Чем это так вкусно пахнет?

- Ой, вы же голодные, - спохватилась Катерина, - руки мыть и за стол!

Федор вошел вслед за ней в большую комнату и удивленно присвистнул.

- Я и не помню, когда в такой обстановке ужинал.

Девчонки постарались, и стол накрыли отменный. Овальные обливные белые с черным тарелки, бордовые салфетки в кольцах, тяжелые столовые приборы, прозрачные высокие бокалы для вина на витых черненых ножках и круглая низкая свеча с тремя язычками пламени.

- Ужин по-средиземноморски, - провозгласила Катерина. – Шеф-повар – Женечка, прошу любить и жаловать. Лучше ее никто не готовит.

Тапас изголодавш

Комментарии

Комментариев еще нет.
Добавить комментарий могут только авторизованные пользователи. Авторизоваться
Комментарий

Оценка





Авторизоваться через http://www.pvobr.ru
Логин
Пароль
Регистрация

Авторизоваться через соцсети
Наверх